Течение срока исковой давности должно начинаться с того момента, когда правомочное лицо узнало или реально имело возможность узнать о факте совершения сделки.

(Определение Верховного Суда Российской Федерации № 305-ЭС17-22588 по делу № А40-246017/2016 от 29.05.2018г.)

Истец, который являлся единственным учредителем, участником и генеральным директором общества, узнав, что с 26.09.2013 перестал являться участником общества, обратился в Арбитражный суд с иском к обществу о признании недействительным решения единственного участника общества и о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Решением Арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда и постановлением Арбитражного суда округа в иске отказано.

Отказывая в удовлетворении иска, суды исходили из пропуска истцом общего срока исковой давности, о применении которого было заявлено ответчиком. Поскольку оспариваемое решение было принято единственным участником общества, для исчисления срока исковой давности положения пункта 4 статьи 43 Закона об обществах не подлежат применению, при этом действует общий срок исковой давности, определенный статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации, – три года.

Спорное решение участника принято истцом 09.09.2013, тогда как в суд он обратился только 12.12.2016, то есть с пропуском срока, который восстановлению не подлежит.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что судебные акты судов первой, апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене полностью, а дело направило на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

По рассматриваемому делу начало течения срока исковой давности судом исчислено с даты принятия оспариваемого решения. Вывод суда о том, что истец именно в дату принятия решения узнал или должен был узнать о его принятии, судом не мотивирован. Вместе с тем, истец утверждал, что решения о принятии в состав участников общества он не принимал и его текст не подписывал; ссылался на то, что ему о принятом решении стало известно в другую дату, при рассмотрении другого дела, где в рамках судебного разбирательства ответчиком представлено оспариваемое решение.

Судом не исследовались и не оценивались утверждение истца об иной дате, в которую он получил информацию о принятии оспариваемого решения, не проверялись обстоятельства, связанные с тем, когда истец, добросовестно осуществляя права и обязанности участника и исполняя надлежащим образом функции исполнительного органа общества, мог или должен был узнать о сделке по увеличению уставного капитала.

В целях применения срока исковой давности необходимо оценивать не только фактическую информированность истца, но и наличие возможности быть информированным о совершении оспариваемой сделки и наличии оснований для признания ее недействительной.

Таким образом, течение срока исковой давности должно начинаться с того момента, когда правомочное лицо узнало или реально имело возможность узнать о факте совершения сделки.

×

Здравствуйте!

Задайте свой вопрос в WhatsApp, мы ответим в ближайшее время.

×