С 1 апреля по 1 октября 2022 года в России действует мораторий на банкротство.

В отличие от “ковидного” моратория, где перечень субъектов был ограничен наиболее пострадавшими от пандемии отраслями, нынешний мораторий распространяется практически на все юрлица, ИП и граждан за исключением застройщиков, чьи объекты недвижимости на 1 апреля 2022 включены в реестр проблемных объектов.

Последствия введения моратория закреплены в ст. 9.1 закона “О несостоятельности (банкротстве)”.

Неприменение этих последствий возможно только в случае отказа должника от моратория.

На практике мораторий родил больше вопросов, чем ответов: неопределенность формулировок относительно субъектов моратория не позволяет сделать однозначный вывод о том, должен ли должник обладать признаками банкротства на период введения моратория, или это неважно.

Кроме того, мнения разошлись и по поводу исполнительного производства. Например, ФСПП считает, что отмена взыскания по исполнительному листу, предоставленному в банк, может произойти только после получения от судебного пристава-исполнителя постановления о приостановлении исполнительного производства. А Верховный Суд России в Пленуме от 24 декабря 2020 г. № 44 отмечает, что для приостановления взыскания достаточно акта о введении моратория.

Есть также опасения, что тотальное введение моратория для всех может снизить ответственность должников по обязательствам в целом, что повлечет негативные последствия для добросовестных игроков рынка.

❓Как обойти мораторий на банкротство?
❓Что учитывать при взаимодействии с контрагентами?
❓На что обращать внимание при заключении сделок в условиях моратория?

На эти вопросы подробно ответит партнер ЮС КОГЕНС Юлия Нестеренко на вебинаре “Оценка рисков финансового состояния контрагентов” 30 июня в 10:30 Мск.